За что мы платим психологу

    Вопрос о том, за что нужно платить психологу, сколько платить и что возможно получить за эти деньги, очень важный. Попытаюсь ответить на него, опираясь на свой профессиональный и клиентский опыт. Это волнует потенциальных клиентов и тех, кто пока ещё не решается обратиться к психологу.  Волнение и непонимание связано со спецификой психологической помощи вообще, и в нашей стране в частности, где психотерапия и психологическое консультирование не так давно вышли «из сумрака». И действительно: то, что клиент получает за свои деньги, нельзя не потрогать, не увидеть, не оценить со стороны...
    Я сейчас говорю не об экстренных видах психологической помощи, которые, безусловно, необходимы людям, попавшим в ситуацию, угрожающую их физическому и психическому здоровью. Такой психологической помощью бесплатно занимаются различные специальные службы. Специальный отдел есть в  МЧС, существуют единый и тематические Телефоны доверия (для жертв насилия, подростков, ВИЧ-инфицированных и других социально незащищенных категорий).
    Речь идет о психологическом консультировании, или пока не получившей в нашей стране официального статуса «немедицинской психотерапии», которой занимаются психологи. Это такая работа, которая требует от исполнителя значительных ресурсов. Во-первых, далеко не каждый человек, даже получивший хорошее академическое образование, может вот так сразу начать консультировать. Для этого необходим специальный опыт, который специалист получает, проходя различные психотерапевтические тренинговые программы в интересующем его подходе. Кроме того, практику необходимы супервизии более опытных коллег и прохождение личной психотерапии. Это – базовый инструментарий практикующего психолога, без которого его работа не будет экологичной для психики клиента. Психолог, серьезно относящийся к свой практике, ощутимо вкладывается в свое профессиональное развитие.
    Давайте поразмышляем, а за что же платит клиент?
- Время. Но не «просто» время, а время, которое полностью будет посвящено обратившемуся. Время, в течение которого человек будет говорить исключительно о себе, своей жизни, своих трудностях, своих ценностях и чувствах, и говорить именно так, как ему хочется, не подвергаясь за это критике, осуждению, нравоучениям и предложениям «взять себя в руки». Традиционно время индивидуальной консультации, или сессии, составляет 50 или 60 минут, супружеские или семейные сессии могут быть длиннее – до полутора часов.
- Специальные знания и навыки.  Это я про навык особого видения жизненной истории клиента и способность не включаться в его проблемную ситуацию, а также навык таким образом осмысливать и переформулировать услышанное или увиденное, чтобы помочь клиенту расширить контекст и обнаружить новые возможности.
- Способность выдерживать сильные чувства клиента. Такие как гнев, страх, паника, ярость, стыд, вина, тоска, а не уходить от них («да ладно, хватит уже ныть») и не обесценивать их («не понимаю, чего ты так разволновался, это же все ерунда!»). Поверьте, это действительно трудно, и этому действительно специально обучаются. Для скептически настроенных предлагаю попробовать вступить в проблемный, эмоционально заряженный диалог с кем-то из окружения и попробовать сохранять при этом нейтральную спокойную безоценочную («невключенную») позицию, удерживаясь от комментариев, поиска причин и советов в течение…ну, хотя бы небольшого промежутка времени, минут 15-ти.
    Специалист помогает переформулировать или деконструировать проблемную ситуацию таким образом, чтобы человек увидел свое собственное решение, свой собственный потенциал для развития. Стоит сказать, что порой это занимает длительное время, и это связано во многом не со способностью человека понимать и осмысливать что-то, а с развитием его эмоциональной сферы, способности осознавать свои чувства и уметь справляться с ними, не прибегая к привычным механизмам. Другим словами, мы можем очень хорошо понимать, с чем связаны трудности, и даже видеть пути решения, но не можем использовать это, т.к. сильные эмоции разрушают все наши начинания.
    Простой пример. Мы можем прекрасно понимать, что наш ребенок не справляется со школьной программой, потому что сильно устает от дополнительной нагрузки, и одновременно с этим испытываем сильнейший гнев на него за эту неспособность выдерживать и справляться. Этот гнев мешает нам давать адекватную поддержку ребенку и одновременно заставляет усиливать давление на него в попытке добиться некоего «хорошего» результата. Это разрушает и наши отношения с ребенком, и лишает надежды на изменения. Выразить сильный гнев еще где-то, кроме консультативного кабинета, очень часто невозможно, так как сильные чувства пугают близких и друзей, заставляют самого человека стыдится их и прятать. Круг замыкается. В то время как родитель ориентируется на современные гуманистические ценности в виде «безоценочного принятия» и «безусловной любви к ребенку», целью психотерапии в данном случае может быть осознавание этих самых гнева или ненависти, и развитие способности выдерживать их накал и амбивалентность («как можно ненавидеть, когда любишь?»). Говоря простыми словами - позволить себе чувствовать "и это тоже". Ведь когда мы понимаем, что происходит внутри(чувства), нам легче контролировать то, что снаружи(поведение). 
    Психотерапия в своей сути – это лечение чувств; обретение способности иначе переживатьсобытия своей жизни, не разрушаясь и не впадая в сильный стресс; это расширение поведенческого репертуара, изменение проблемных поведенческих стратегий на более адаптивные; это развитие большей осознанности и понимания себя в различных ситуациях, видение своей роли в близких отношениях, и способности выходить из этой роли по своему выбору. Если мы чувствуем иначе, мы реагируем иначе. Если мы реагируем иначе, наши отношения с самими собой и с другими людьми меняются. Конечная цель психотерапии – это, конечно же, изменения. Внутри и снаружи. Это того стоит.