Психологические границы в жизни и терапии

        В практике психологической помощи границам и правилам взаимодействия людей вообще, а также психолога и клиента в частности, уделяется особое значение. Что такое «границы» с точки зрения психологии? Существует немало теоретических определений, но понять это поможет опыт наших повседневных ощущений и чувств, так что попробуем начать с самого простого: с того, как это устроено. 
        Телесные границы.  У нас есть тело, и оно представляет собой наше физическое Я. Наше тело – это реальный физический объект, видимый нам самими, видимый другим.  Границы тела - это буквальные, осязаемые границы между нами и внешним миром. Самый большой, и один из самых чувствительных органов человеческого тела – это кожа. Кожа взаимодействует с внешним миром (воздухом, влагой, холодом, теплом, другими организмами и телами) напрямую, она первый проводник ощущений среды. «Кожей чувствую», - говорим мы, когда что-то фантазируем или подозреваем, предчувствуем.  «У меня мурашки по коже», «волосы дыбом встали» - нам страшно или тревожно. Когда мы в ярости и едва сдерживаемся, то говорим, что у нас «кулаки чешутся». Нарушение телесных границ всегда ощущается нами как физический дискомфорт, как что-то чуждое, вредное, неприятное. Если нам наступили на ногу в общественном транспорте, то это – очевидный факт, потому что мы чувствуем давление и боль, и таким образом понимаем, что границы нашего тела нарушены. Если кто-то, особенно незнакомый, слишком приблизился, мы чувствуем угрозу нарушения наших физических границ, и пытаемся сделать все возможное, чтобы избежать этого: отодвигаемся сами, или просим другого подвинуться, не стоять так близко, если нарушитель не реагирует, доходит и до физических действий, агрессии. Это хорошо видно во взаимодействии маленьких детей: если один малыш слишком активен, наседает, хватает или трогает другого без его одобрения, другой попытается отползти или отойти подальше, если это не помогает, закричит, заплачет; не погнушается толкнуть или укусить. Так дети буквально защищают свои границы от непрошенного вторжения. Стоит сказать, что у каждого из нас свои пределы и ограничения. Кому-то тяжело разговаривать, находясь слишком далеко от собеседника; кто-то не переносит, если к нему подходят ближе, чем на расстояние вытянутой руки. 
        Вернемся к психологическим границам. Так, например, границы домовладения ограждены забором, и тот, кто не является владельцем дома, не станет без разрешения пересекать эти границы, и должен быть способен осознать простой факт, что «это не принадлежит мне» или «это не является моим». Психологические границы – это в некотором смысле тот же «забор», защищающий нашу эмоциональную жизнь, нашу душу от непрошенного вторжения. И такой «забор» есть у всех. Но кто-то из нас легко открывает калитку и впускает других, а для кого-то это – закрытая территория, куда вход «только по пропускам». В реальной жизни мы встречаем более открытых людей, которые свободно говорят о себе и своей жизни, и более замкнутых, настороженных, тех, которые неохотно делятся своими мыслями, а тем более чувствами. Соблюдать психологические границы – значит осознавать, что есть «Я» и есть «Другие», и учитывать это, разделяя «свое» и «чужое».
        Сложности начинаются тогда, когда мы, не учитывая психологическое состояние собеседника, его открытость или закрытость, желание или нежелание делиться чем-то и «впускать к себе», нарушаем психологические границы. Нарушаем – то есть без разрешения внедряемся на его личную сокровенную территорию. Это, конечно же, очень сложно распознать, ведь человек в диалоге мог выглядеть и вести себя так, что мы ошибочно приняли это за приглашение к более доверительной беседе. Но есть некоторые признаки, что собеседник не хочет «впускать» нас дальше. Эти же признаки можно учитывать, когда нечто происходит с нами, когда нарушают уже наши границы и внедряются туда, куда мы пока никого не приглашали. Итак, прямо в беседе, что наблюдаемо:
  • Может меняется тембр голоса, голос становится выше, резче, громче; или, наоборот, тише и глуше (как будто «пересохло в горле»).
  • Кровь приливает или отливает от лица; холодеют конечности; возникают внезапные неприятные ощущения в области сердца, груди, в области живота; тошнота, спазмы, головокружение. 
  • Появляется неестественный смех или ухмылки, «неподходящие» шутки; может возникнуть желание сострить, «уесть» собеседника. 
  • Агрессивные импульсы или поведение, грубость, потребность выругаться, нахамить. 
  • Подкатывают слезы, ощущение спазма в горле, приступ кашля (при условии физического здоровья)
  • Хочется побыстрее завершить беседу, уйти от разговора. 
  • При разговоре нападает внезапная усталость, сонливость (при условии отсутствия дефицита сна и отдыха). 
        К сожалению, многие из нас осознают, что их психологические границы грубо нарушили, когда это уже произошло и возможность защититься упущена. Так происходит, и это положительно подкрепляется социумом, что способность адекватно защищать свои границы не одобряется, а чрезмерная мягкость, слабость в отношении отстаивания своих прав (т.н. «воспитанность»), наоборот, поощряется. Это хорошо видно в воспитательных актах. Ведь большинству из нас с детства внушали, что «быть хорошим», т.е. делиться, уступать, слушаться старших – это хорошо, правильно; а говорить «нет», отказываться, проявлять настойчивость («упрямство») – это плохо, это признак невоспитанности. И, конечно, в крайних своих проявлениях ни первое, ни второе качество личности не приносит нам ощущения целостности, удовлетворения. Или приходится постоянно уступать, т.е. «сдавать» свои границы, или бесконечно сурово защищать их, бороться за «правое дело» и проводить жизнь на баррикадах. Гармоничное развитие предполагает некий подвижный баланс между этим состояниями, постоянное внимание к себе и к другому рядом со мной, для того чтобы чувствовать, где кончаюсь «я» и начинается «другой». 
        Границы в практике психологической помощи. Психотерапия, психологическое консультирование – это особый вид отношений между людьми. Особый – потому что в течение 1 или 2 часов в неделю психолог занимается тем, что вместе с клиентом разбирается в хитросплетениях его желаний, мыслей, чувств, мотивов, ограничений. Этот час целиком и полностью «принадлежит» клиенту. И этот процесс имеет определенные временные и пространственные границы. Так, например, в большинстве психотерапевтических подходов за клиентом закрепляется определенное время консультации в определенные день или дни недели, клиент встречается с терапевтом исключительно в стенах кабинета, а не на улице, в парке, кафе или где-то еще. Это важно, прежде всего, с точки зрения границ и тренировки навыка их соблюдать, т.е. не нарушать. Причем терапевт обязан обеспечить клиенту, со своей стороны, все необходимые условия для этого: находится в кабинете в оговоренное время, начинать и заканчивать сессию вовремя, не вступать с клиентом в любые другие (деловые, дружеские, любовные и пр.) отношения, помимо консультационных, не разглашать информацию о клиенте третьим лицам (даже - и особенно! - членам его семьи) и т.д. и т.п. Чего психолог не обязан делать (но может, если достигнута взаимная договоренность между ним и клиентом!), так это предоставлять свое время и внимание клиенту вне сессии: проводить мини-консультации по телефону, принимать клиента по его внезапному порыву, вступать в длительную переписку в чате или по электронной почте и т.д. Очень часто люди, чьи границы часто нарушались и у кого слабое ощущение собственных границ и, соответственно, границ другого, не склонны соблюдать договоренности и выдвигают многочисленные требования (часто в форме жалобных просьб!) в попытках добиться от психолога уступок, несоблюдения контракта, льгот и .д. Так, звучат просьбы внезапно перенести время консультации, попытки продлить сессию на время своего опоздания, попросить существенную скидку, поработать «в долг» или «бесплатно» из-за сложного материального положения, могут даже быть требования, никак не связанные с компетенциями психолога («повлиять на охрану» в офисе, претензии по поводу неработающего лифта или неудобного паркинга, слишком высокого этажа или не того цвета штор в кабинете…) Эти вещи происходят неосознанно, человек в этот момент искренне считает, что имеет право на разные требования и пытается манипулировать своим психологическим состоянием, чтобы добиться желаемого. И, если для человека, который только учиться добиваться своего, осознавать свои потребности, открыто говорить о неудобствах – этот опыт является полезным, то для тех, кто постоянно нарушает правила - это не так. Для них ситуация ровно противоположная: столкновения с ограничениями реальности заставляет их принимать её, корректировать способы удовлетворять свои потребности с оглядкой на эту реальность, учитывать других людей и быть с ними в настоящем, без манипуляций, контакте. 
        Со стороны психолога нарушения границ могут принимать форму чрезмерных требований: например, жесткий запрет рассказывать кому бы то ни было о происходящем на сессиях; открытые манипуляции и настойчивые советы в отношении третьих лиц (как правило, родственников или друзей клиента); систематические «внезапные» переносы времени сессий или отмены; попытки привлечь клиента к своим проблемам и к обсуждению своих потребностей; прикосновения к клиенту, если это не является необходимым или причиняет ему дискомфорт; даже то, что терапевт настаивает на чем-либо, что кажется клиенту неприятным, необоснованным, задевает его достоинство, без объяснения причин – это может быть расценено как нарушение границ.  
        Будьте внимательны к себе, общаясь с другими, и заботьтесь о своем душевном равновесии. Учитесь понимать, когда вы нарушаете границы другого, уважайте чужую неприкосновенность и уязвимость. Берегите себя.