Индивидуальная работа со взрослыми

Темы, с которыми взрослый человек обращается к психологу, разнообразны. Правда, зачастую происходит так, что о психологической помощи человек начинает думать в случае, если все другие предпринятые способы не работают. Попробую перечислить те самые «другие способы», которые характерны для многих из нас, для нашего социума, культуры в целом, и большинство людей используют это: 
- Попытаться «не замечать» проблему, отвлечься, игнорировать её, отчего проблема, скорее всего, усугубится;
- Обратиться за советом к кому-либо, кому доверяешь(другу); время от времени это срабатывает, но лишь в случае, если человек уже внутренне «созрел» и совет пришел вовремя; в противном случае это взаимодействие становится похожим на использование другого человека и «выбивание из него судьбоносного решения», от чего отношения между людьми, конечно же, не улучшаются. 
- Обратиться к врачу с какой-либо видимой медицинской проблемой, а чаще всего – многочисленными проблемами; в случае, если физическое страдание усугубляется глубокими психологическими причинами, то симптом(ы) будет возвращаться снова и снова, несмотря на адекватную медицинскую помощь. Тут, кончено, выбор всегда очень индивидуален – продолжать лечить что-то в теле, либо пробовать понять, что происходит еще в душе и связать одно с другим. 
- Попытка переложить всю ответственность за свое психологическое состояние на окружающих; это хорошо известная всем тема «ах, если бы…» и любые её вариации («если бы ты не…», «когда они уже…» и пр.). Безусловно, окружающие влияют на нас, способны «заражать» своими эмоциями и настроением, но, во-первых, это не происходит вот так прямо, а во-вторых, у нас всегда есть право защиты своих психологических границ от внедрения извне. Здесь важно обратить внимание на глобальность перекладывания этой самой ответственности и упорное игнорирование своей собственной роли в разыгрывании драм.  
- Часто справиться с психологическим страданием помогает «отключка» с помощью алкоголя или наркотиков, чрезмерной еды, безудержного секса, бесконечной работы или учебы, или сверхактивных тусовок, изматывающих физических нагрузок. Опасность заключается в том, что, если эта стратегия – единственная, негибкая, исключающая другие, то со временем использование «вещества» или «деятельности» выйдет за рамки контролируемого поведения, и это вещество или деятельность начнут управлять человеком. В конце концов, человек может почувствовать, что стратегия не только перестает помогать, но и влечет за собой новые трудности. 
А иногда ничего такого невыносимого в жизни не происходит, все идет своим чередом, и отношения с окружающими складываются, и карьера движется, дети рождаются и растут, но человек перестал испытывать радость от жизни, участились состояния апатии, скуки, усталости, «опускаются руки», и то, что приносило раньше удовольствие – перестало удовлетворять. Это тоже вполне повод для психологической работы, так как, скорее всего, человек находится в состоянии жизненного кризиса, перехода, а это всегда эмоционально трудно. В медицине есть такое понятие - «боли роста». Если перенести это в психологическое поле, то точно также человек чувствует, когда старое себя изжило, исчерпало, а новое еще только готовиться родиться. Да, именно так, с ощущением психологического дискомфорта, боли, неудовлетворенности, тревоги происходит любое человеческое развитие. 
Итак, кризис. Мы не можем быть «здесь», и через секунду оказаться «там», требуется пройти некий путь, преодолеть преграды, иногда только собственные внутренние, разобраться со своими желаниями и ожиданиями, самостоятельно найти те точки опоры, силы, благодаря которым мы будем чувствовать себя уверенно, устойчиво, или, как иногда говорят, «ресурсно». Из этой точки мы сможем осуществлять выборы, действовать уверенно, достигать своих целей. 
А как он вообще выглядит, этот кризис? Это - так называемый «нормативный», «нормальный» кризис (такой, который есть в жизни каждого человека и связан он с этапами психического развития); например, поступление в школу в 7-мь лет, подростковый кризис, окончание школы или ВУЗа, вообще начало и окончание чего-то значимого, середина жизни, взросление детей и их уход в свою взрослую жизнь. Или - кризис может быть спровоцирован тяжелой или очень важной внешней ситуацией (потеря работы, смена места жительства, свадьба, рождение ребенка, разрыв отношений или новые отношения, затяжные конфликты со значимыми людьми, смерть близкого, хронические болезни, сложный жизненный выбор и т.п.).
В любом случае, это период повышенной чувствительности к изменяющимся обстоятельствам, когда те стратегии, которые работали, перестают помогать, а новых еще нет. Стратегии – это некие шаги, предприятия, которые человек использует для того, чтобы справиться с своим страданием, болью и невыносимостью. 
Мой личный и профессиональный опыт показывает, что могут быть (как минимум!) два сильных внутренних побуждения, при которых мы в момент прохождения кризиса «поворачиваемся» к психологии, психологической помощи: 
1. Человек испытывает острую душевную боль, в его жизни внезапно происходит что-то, и необходимо хотя бы кратковременное облегчение, чтобы собраться с духом (психолог выступает тут как «обезболивающее»). Это клиент, если можно так выразиться, «в начале пути», он только вступает в свой личный кризис. 
2. Человек длительное время привычно испытывает страдание, дискомфорт, неудовольствие в жизни, и он более или менее научился «не заморачиваться», игнорировать, замещать какой-то активностью эти чувства, но приходит к психологу за советом, и бывает очевидно, что он уже осознает, что простым советом тут не обойтись. Такой человек уже «в пути», и ему требуется кто-то, кто будет сопровождать его, по возможности, не оценивая этот его способ двигаться и жить. 
Цитата, которая кажется мне очень точной и емко иллюстрирует основную идею немедицинской психотерапии как поиска собственных ресурсов, возвращения к себе настоящему, с помощью терапии или анализа, звучит так: «Быть индивидом – значит, быть особенным, и главное, быть тем, что ты есть, со своими собственными нестандартными и даже странными моделями…ответов на жизненный вызов» (Джеймс Хиллман, «Миф анализа»).